деепричастие
лепидоптерофобик

Пустые места.
"Ну ты что! Давай! Делай! Говори, расскажи, покажи." "Домой. Как ты? Кто это?" Фас, фу, лежать!
Отстаньте! Я ненавижу это, хватит. Можете меня связать и изнасиловать, лапать меня и рассказывать друзьям, выдавать мои достижения за общие и свои неудачи за мои, винить меня, я стану вашей карой и вашим смыслом, заложницей и засуну посох вам в задницу. Только заткнитесь. Я сама приду. Не давите на жалость. Не покупайте меня. Соблюдайте правила игры.
Но, блядь, ты ведь меняешь правила игры с каждым моим ходом, который хоть чуть-чуть отдаляет меня от тебя. Мне не нравится, то что вокруг происходит. А для тебя это смысл. Ты называешь это любовью. Норма.

Мне уже 230 месяцев, а я не сделала ничего значительного, ничего, что хорошо бы смотрелось в резюме. И меня не примут в престижный детский садик. А посадят за парту и будут тыкать, по самому больному, там, где рвётся. Туда я уже поступила. Как хорошо, что я уеду от вас на две недели. Туда, где меня тоже свяжут и изнасилуют.

И это нормально. Ненавижу, когда вы не понимаете, что это моё "нормально", не ваше.